g_equality (g_equality) wrote,
g_equality
g_equality

Category:

ЗАБЛУЖДЕНИЯ О ГЕНДЕРЕ ГЛАВА 3 "НА КАБЛУКАХ И ЗАДОМ НАПЕРЕД" (ч.1)

Продолжаем публикацию нашего перевода книги Корделии Файн "Заблуждения о гендере" (2010)

Предыдущие посты:
введение ч.1,
введение ч.2 ,
глава 1 (ч.1)
глава 1 (ч.2)
глава 2 (ч.1)
глава 2 (ч.2)

Перевод второй главы выполнила Glokaya Kuzdra
Редакция: Наталия Буткова
«НА КАБЛУКАХ И ЗАДОМ НАПЕРЕД»

Возьмите какое-нибудь гендерное различие. Любое. А теперь присмотритесь к  нему повнимательнее! И… – хоп! – оно уже исчезло.

Социальные психологи с удивительной ловкостью проделывают подобные трюки с гендерными различиями. В огромных количествах они «обнаруживаются» буквально во всех сферах жизни – от игры в шахматы до ведения переговоров. Но жемчужиной коллекции, несомненно, является тест на визуально-пространственные способности и тест на вращение предметов.

В классической и наиболее широко применяемой версии испытуемому показывают незнакомый объемный предмет, собранный из нескольких кубиков, и предлагают сравнить его с четырьмя похожими. Два предмета из этих четырёх – точные копии образца, повёрнутые в трёхмерном пространстве. Оставшиеся два – его зеркальные изображения. Задачей испытуемого является найти среди предложенных те два предмета, которые от предъявленного не отличаются. Тест на пространственное мышление на сегодняшний день является самым весомым и надёжным доказательством существования гендерных различий. В типичной выборке около 75% из тех, кто успешно справляется с заданием, составляют мужчины [1]. Гендерные различия в способности к пространственному мышлению недавно были обнаружены даже у младенцев 4-5 месяцев отроду [2]. Несложно догадаться, какие преимущества даёт подобная способность при игре в «Тетрис», однако некоторые идут настолько далеко, что даже утверждают (хотя данное утверждение зачастую вызывает жаркие споры), будто бы исключительные способности к пространственному мышлению дают мужчинам значительное преимущество в освоении точных наук и овладении инженерными и математическими специальностями [3].

Способность человека к пространственному мышлению является гибкой; она очень сильно развивается с практикой [4]. Однако существуют и более быстрые и действенные методы улучшения этой способности. Дочитав до этой страницы, Вы уже, вне всяких сомнений, догадались, о чем идет речь: значительно усилить или ослабить эту способность могут нехитрые манипуляции в области изменения социального контекста при выполнении задания, контекста, который оказывает воздействие на сознание человека. Например, Вы можете сделать предлагаемый тест «женственным». Так, в одном исследовании испытуемым сообщалось, что удачное прохождение теста на способности к пространственному мышлению «непосредственно связано с успехом в таких профессиях, как авиационная инженерия, проектирование ядерных двигателей, подводное маневрирование и навигация…». В таком контексте мужчины прекрасно справлялись с поставленной задачей. Однако когда тот же самый тест был представлен, как выявляющий способности к «дизайну одежды и интерьера, вязанию спицами и крючком, художественному шитью, кружевоплетению и флористике», оказалось, что сопутствующий «женский» список профессий чудесным образом лишил молодых людей всех их выдающихся способностей [5].

Для получения сходных результатов даже не требуется менять «гендер» самого теста – достаточным будет просто дать гендерную информацию в качестве фона. Мэтью Макглоун (Matthew McGlone) и Джошуа Аронсон (Joshua Aronson)  провели любопытный эксперимент в выбранном гуманитарном колледже на северо-востоке США. Целью эксперимента было выявление всё тех же способностей к пространственному мышлению. Одной группе испытуемых авторы эксперимента предлагали пройти тест и при этом указать свой пол в анкете. Другой группе они предлагали пройти тот же тест, но в анкете указать только их внутренний идентификационный номер, который имелся у всех студентов частного колледжа. В результате девушки, которые были настроены воспринимать себя в первую очередь как учащихся колледжа, показали лучшие результаты, чем девушки, указавшие свой пол в анкете [6]. Эксперимент подобного рода также провели Маркус Хаусман (Markus Hausmann) и коллеги. Они обнаружили, что результаты теста на пространственное мышление сильно отличались в пользу мужчин, когда и мужчины и женщины указывали пол в анкете, но не отличались, когда испытуемых просили указать какую-либо не имеющую гендерного значения характеристику (например, место жительства) [7].
Еще один подход к выполнению теста на пространственное мышление недавно был разработан Анджеликой Моэ (Angelica Moè) [8]. Предложенный ею метод вызвал волну негодования, но, несмотря на это, оказался очень удачным. Исследователь, объясняя задание первой группе итальянских старшеклассников, сказала, что «тест на пространственные способности обычно лучше решают мальчики, возможно, по генетическим причинам». Вторая, контрольная, группа не поучила никакой дополнительной информации гендерного характера. А третья группа выслушала комментарий, который был заведомо неверным. Испытуемым последней группы сказали, что «тест на пространственные способности обычно лучше решают девочки, возможно, по генетическим причинам». И каковы же были результаты теста? В первой и второй группе были получены привычные результаты, показывающие превосходство молодых людей в данной области. Но испытуемые девушки третьей группы справились с заданием ничуть не хуже своих одноклассников.

Удивительно, как такие простые манипуляции, как внесение корректив в описание теста, сопутствующее подчеркивание какой-либо социальной роли или фабрикация какого-либо несложного вымысла, могут оказывать настолько сильное влияние на результаты теста, казалось бы, наиболее наглядно подчёркивающего гендерные различия? В прошлой главе мы видели, какой эффект имеет характер ситуации на уровень мотивации индивида к успешному совершению того или иного действия. Психологи также постепенно начинают понимать, какое влияние (положительное или отрицательное) оказывает социальный контекст на работу интеллекта и работоспособность. Как выяснилось, существует огромное количество способов скрытого негативного влияния на индивида, если тот оказывается в «неправильной» социальной группе. Что касается гендерных различий, исследователи уже давно установили взаимосвязь успеха в таких «маскулинных» областях, как математика, с социальным контекстом. В настоящей главе мы проследим, с какими сложностями сталкиваются женщины, работающие в мужских профессиях. Они находятся в той же ситуации, что и популярная голливудская актриса и танцовщица Джинджер Роджерс (Ginger Rogers). Как однажды было остроумно подмечено, Джинджер «делает всё то же, что и её партнёр по танцу Фред Астер (Fred Astaire), только на каблуках и задом наперед».

В книге Реджины Маркелл Моранц-Санчес (Regina Markell Morantz-Sanchez) «Сострадание и наука» (Sympathy and Science), посвященной американским женщинам в истории медицины, описывается следующий яркий эпизод из жизни Мэри Риттер, произошедший в начале ХХ века:
«По мере того как продолжалась эта ужасающая операция, я все сильнее и сильнее сжимала зубы и пальцы в кулак, но держалась. Рядом со мной стояла девушка со старшего курса. Я заметила, что она пошатывается и становится все бледнее и бледнее. Несмотря на действующий в операционной запрет на разговоры, я наклонилась к ней и прошептала сквозь зубы: «Не смей падать в обморок!»... Никто из нас не потерял сознания и не опозорил свой пол. Во время этой самой операции в обморок упало трое молодых людей, но это было приписано всего лишь незначительным расстройствам кровообращения. Но если бы сознание потеряли две студентки, этот инцидент единогласно признали бы подтверждением неспособности всех женщин к работе врачом» [9].

Мэри Риттер, незваный гость в абсолютно «мужском» мире профессиональной медицины, очень точно подметила то, что в наши дни называют угрозой подтверждения стереотипа (также иногда встречается термин угроза социальной идентичности). Угроза подтверждения стереотипа – это «проявляющаяся в какой-либо ситуации угроза получить в способствующих этому условиях негативную оценку или вызвать к себе плохое отношение, связанные с отрицательными стереотипами, существующими относительно группы, к которой принадлежит человек» [10]. На сегодняшний день многочисленные исследования показывают, как в примерах с тестом на пространственные способности, изменение уровня угрозы стереотипа путём изменения контекста оказывает явное влияние на успешность выполнения заданий [11]. Еще один яркий пример проявления угрозы стереотипа был показан исследовательницей Кэтрин Гуд из Городского Университета Нью-Йорка. Психолог и её коллеги провели эксперимент с участием более 100 студентов, посещавших краткий и сложный университетский курс по высшей математике, который служил «фильтром» для отбора специалистов по естественным наукам [12]. Студентам раздали задание по математике, содержащее задачи из теста для поступления в магистратуру; чтобы стимулировать его добросовестное выполнение, им сообщили, что в зависимости от результатов им начислят то или иное количество дополнительных баллов (на самом деле, все получили одинаковое количество баллов). Тестовый пакет, выданный каждому студенту, включал в себя инструкцию, где содержалась дополнительная информация к заданиям. Одной части студентов, находящихся в ситуации, где была задействована угроза стереотипа, сообщалось, что задания были разработаны с целью оценить их способности в математике, а также выявить, почему одни люди показывают большие успехи в математике, а другие – меньшие. Уже одно это предложение само по себе могло вызвать угрозу подтверждения стереотипа для девушек-студенток, которые прекрасно осознавали, что женщин стереотипно считают менее способными в математике [13]. Но в дополнение к этому тексту для другой части студентов в инструкции была размещена ещё одна строка, снимавшая угрозу стереотипа. Это была информация о том, что данный тест уже прошли тысячи учащихся, и никаких гендерных различий при его прохождении выявлено не было. Так какой же эффект произвела эта дополнительная информация?

Юноши и девушки из двух исследуемых подгрупп имели приблизительно одинаковый средний балл по математике. Можно было бы ожидать, что вне зависимости от того, имеет ли место угроза подтверждения стереотипа, или нет, они покажут приблизительно равные результаты. Но исследование показало, что это не так. Результаты теста выявили, что девушки показывали значительно лучшие результаты, чем юноши, в условиях, где угроза стереотипа была снята. Особенно заметно было улучшение результатов в среде англо-американок, которые, как правило, сильно уступают мужчинам при выполнении подобных заданий. Также результаты исследования выявили, что и юноши, и девушки из первой подгруппы, находящейся под угрозой подтверждения стереотипа, а также юноши из второй подгруппы, для которой угроза стереотипа была снята, в среднем набрали по 19% правильных ответов на предложенный им сложный тест. Любопытно, что девушки во второй подгруппе, где угроза стереотипа была снята, в среднем набрали 30%, то есть, они показали самые высокие результаты среди всех участников, включая обе подгруппы мужчин. Иными словами, стандартное выполнение теста, по всей видимости, существенно ограничивает математические способности девушек, но когда в предисловие к тесту вводится дополнительная информация о том, что гендер никаким образом не влияет на его результаты, это «высвобождает их математический потенциал» [14].

Не может не удручать мысль о том, что научная карьера людей, находящихся под угрозой подтверждения стереотипа, наверняка серьёзно от этого страдает. Недавно Грегори Волтон (Gregory Walton) и его коллега Стивен Спенсер (Steven Spencer) из Стэнфордского Университета, чтобы проверить это предположение, проанализировали данные десятков экспериментов по изучению угрозы стереотипа. Их идея заключалось в том, что люди, строящие академическую карьеру под угрозой стереотипа, «похожи на профессиональных спринтеров, бегущих против сильного встречного ветра, время, затрачиваемое ими на прохождение дистанции, позволяет недооценить их скорость при отсутствии ветра». Исследование подтвердило, что ряд студентов, традиционно находящихся под угрозой подтверждения стереотипа (женщины и представители этнических меньшинств, за исключением людей и Азиатских стран), в целом, при прохождении обычных тестов на проверку уровня успеваемости (таких как стандартизованный тест SAT для поступления в колледж), показывают худшие результаты, чем их товарищи, принадлежащим к группам, не находящимся под угрозой стереотипа. Однако в условиях, когда угроза стереотипа снимется, представители первых групп показывают результаты выше, чем у их привилегированных сверстников, которые, судя по реальным тестам, казалось бы, должны обладать одинаковыми с ними способностями [15].

Психологам пришлось проделать сложную работу, чтобы выявить, каким образом угроза подтверждения стереотипа оказывает такое сильное отрицательное воздействие на способности людей. В некоторых случаях исследователям даже приходилось самим искусственно создавать подобные негативные стереотипы. Но в целом, они чаще обращались к уже существующим предубеждениям (например, к расхожему утверждению о якобы худших способностях женщин в области точных наук). Поразительно, как легко, оказывается, создать угрозу стереотипа! Угроза подтверждения стереотипа преследует женщин, которых просят указать их пол в тесте по математике (что в действительности происходит очень часто при заполнении информации о себе перед выполнением задания). То же случается, когда девушки оказываются в меньшинстве в своей группе, или только что посмотрели рекламные ролики, где женщин выставляют фривольными и легкомысленными. Девушки также могут попасть под угрозу подтверждения стереотипа, находясь в среде, где их преподаватели или сверстники умышленно или неумышленно демонстрируют шовинизм [16]. Следует отметить, что незаметные факторы, запускающие угрозу подтверждения стереотипа, оказываются даже более вредоносными, чем прямые оскорбления [17]. Вероятно, женщины, сталкивающиеся сегодня с менее явным сексистским поведением, страдают от него гораздо больше, чем их сверстницы, выслушивавшие более прямые и оскорбительные заявления о своих способностях всего несколько десятилетий назад.

Так что же происходит с женщинами, когда они оказываются под угрозой подтверждения стереотипа? Когда девушке предстоит пройти тест по математике, ее сознание очень некстати извлекает из глубин памяти тот факт, что она женщина [18]. Стереотип, что женщинам с трудом даются точные науки, сам по себе достаточно сильный, и поэтому он кажется важным для текущей ситуации. Возможно, именно поэтому девушки из эксперимента Мэтью Макглоуна (Matthew McGlone) по выявлению пространственных способностей, считавшие себя в первую очередь, студентками престижного колледжа, показали значительно лучшие результаты, чем девушки, которые думали о себе в первую очередь, как о женщинах. Первые воспринимали себя не как представителей определенного пола, а как представителей интеллектуальной элиты. Исследование предполагает, что сочетание двух убеждений — «наличие у группы определённых стереотипных черт» и «принадлежности к группе» — является по-настоящему гремучей смесью (в данном случае, это убеждения «женщины несильны в математике» и «я женщина»). Подобное сочетание факторов провоцирует как страх перед возможной неудачей, так и другие отрицательные эмоции [19]. Так, Мара Кадину (Mara Cadinu) и ее коллеги из Падуанского университета предлагали девушкам решить задачки, схожие с задачками из теста при поступлении в магистратуру. Перед выполнением теста инструктор сказал одной группе испытуемых, что «недавние исследования показали, что существуют большие различия между результатами мужчин и женщин,  выполняющих логико-математические задания». Второй же группе участников, инструктор рассказал, что «Результаты теста не зависят от пола испытуемого» [20]. В бланк ответов были включены пустые страницы, на которых девушек попросили записать все, что в данный момент приходит им в голову. Студентки из первой группы озвучили более чем в два раза больше негативных высказываний относительно тестов по математике, чем девушки из второй группы (например, «Эти примеры слишком сложные для меня»). Чем дальше, тем этот негативный настрой имел более серьёзные последствия. В первой половине теста обе группы студенток набрали в среднем по 70% правильных ответов, однако, результаты второй части теста разительно отличались. В группе, находящейся под угрозой стереотипа, среднее количество правильных ответов упало до 56%, тогда как в контрольной группе, где угроза стереотипа была снята, результаты даже немного улучшились (до 81%).

Недавно исследовательница Кристина Лоджел (Christine Logel) и ее коллеги обнаружили, что разум человека активно борется с мыслями, вызванными стереотипной ситуацией [21]. Ученая установила, что при проверке на словесные ассоциации женщины, прерванные во время выполнения задания по математике, гораздо медленнее, чем мужчины, выдавали ответы на такие стимулы, как «нелогичный», «интуитивный» и «иррациональный». Это происходило потому, что во время проведения эксперимента ими активно подавлялись негативные ассоциации с традиционно приписываемыми женщинам нелогичностью, иррациональностью и интуитивностью мышления. Но подавляемые неприятные мысли имеют коварную особенность становиться вдвойне навязчивыми, как только произойдёт ослабление контроля. И действительно, женщины, которые прошли тест на словесные ассоциации сразу после окончания математического теста, выдавали ответы на предлагаемые стимулы уже чрезвычайно быстро (для сравнения, у мужчин в тех же условиях, такой сильной внутренней борьбы, похоже, не происходило). Казалось бы, подавление негативных стереотипных представлений о себе должно помогать женщинам, но на деле все происходит совершенно по-другому. Кристина Лоджел обнаружила, что чем сильнее женщины борются с представлениями о себе как о людях иррациональных, тем худших результатов они достигают. Причиной этому является чрезмерное умственное напряжение, которое требуется, чтобы  подавить беспокойство и обуздать непрошеные мысли – а ведь эти ресурсы могли бы быть использованы куда более эффективно! Чтобы успешно справиться со сложной мыслительной задачей, требуется сильная концентрация. Это означает, что человеку нужно не только держать наготове всю ту информацию, которая требуется для решения поставленных задач, но и постоянно блокировать поток посторонней или отвлекающей информации. Всей этой внутренней организационной работой занимается наша рабочая, кратковременная память. У большинства людей, решающих сложные и ответственные интеллектуальные задачи, будет не так много сомнений и навязчивых тревожных мыслей. Но, как мы убедились, люди, находящиеся под угрозой стереотипа, находятся в гораздо более невыгодных условиях, чем все остальные. Борьба с угрозой стереотипа даёт дополнительную нагрузку на рабочую память – именно это и приводит к ухудшению результатов мыслительной деятельности по решению сложных задач [22]. Женщины (и другие группы), находящиеся под угрозой стереотипа, скорее всего, одновременно с решением задач, пытаются контролировать своё беспокойство, вызванное негативными представлениями, что, к сожалению, еще больше истощает ресурсы кратковременной памяти [23].

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЛАВЫ 3
Tags: женщины в науке, заблуждения о гендере, психология, стереотипы
Subscribe

Posts from This Journal “заблуждения о гендере” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments