g_equality (g_equality) wrote,
g_equality
g_equality

Categories:

ЗАБЛУЖДЕНИЯ О ГЕНДЕРЕ ГЛАВА 6 "ИСКЛЮЧЕНИЕ И ПРИВАТНЫЕ ТАНЦЫ" (ч.2)

ЧИТАТЬ НАЧАЛО ГЛАВЫ 6

Вне зависимости от вашего отношения к стрип-клубам и клубам с приватными танцами, нетрудно понять, что выбор именно этих мест для проведения корпоративных развлечений способствует исключению женщин из рабочего процесса. Как сказала одна из специалистов по продажам, работающая в промышленном секторе: «Они никогда не возьмут женщину на работу в эту группу, потому что часть их развлечений – это водить людей в бары с девушками топлесс» [17]. Практически 80% финансовых работников-мужчин посещают стрип-клубы по работе. «Женщины в мире бизнеса <…> сталкиваются с новым стеклянным потолком, созданным их коллегами-мужчинами - посещением стрип-клубов», - отмечает политолог Шейла Джеффрис (Sheila Jeffreys) [19]. Или, как выразился журналист Мэтью Линн (Matthew Lynn):

«Так же, как их отцы, вероятно, водили клиентов в один из джентельменских клубов на Пэлл-Мэлл в центре Лондона, современные брокеры водят клиентов посмотреть на стрип-танцовщиц. В старые джентельменские клубы женщин не пускали – в некоторых из них это правило до сих пор осталось, - а в стрип-клубы женщинам ходить неприятно» [20].


Это плавно подводит нас к тому, что нет более эффективного способа выразить враждебность по отношению к женщинам на рабочем месте, чем сексуальные домогательства. Майкл Селми также рассмотрел многочисленные коллективные иски о сексуальных домогательствах (все, кроме одного, были остановлены за соглашением сторон), сосредоточив внимание на случаях, произошедших в автомобильной и горнодобывающей промышленности, где женщины пытались получить более высоко оплачиваемые рабочие места, доступные в данной местности. Он описывает «знакомую старую песню – домогательства, а именно: ощупывания, щипки, навязчивое преследование, принуждение к сексу, использование порнографии, демонстрация гениталий и мастурбация на женскую одежду». Прелестно. Настолько оскорбительное поведение предполагает, что эти виды домогательств обусловлены не сексуальной напряженностью, созданной близостью женщин, а скорее нужны для «создания открыто враждебной к женщинам среды» и чтобы «указать женщинам, попытавшимся проникнуть в ранее исключительно мужские области, на их место» [21].

И даже в среде «белых воротничков», где мужчин также больше, женщины зачастую не чувствуют, что их воспринимают как профессионалов, достойных уважения наравне с мужчинами. В исках, поданных против компаний-биржевиков, часто встречались обвинения в «повсеместных сексуальных домогательствах» (а также о дискриминации женщин при продвижении по службе, обучении и распределению перспективных клиентов). Селми признает, что сложно делать выводы на основании дел, остановленных по соглашению сторон, каковыми и были все рассмотренные им иски, однако он утверждает, что «вполне очевидно, что все иски были обоснованы по крайней мере в некоторой степени» [22].

Доклад «Фактор Афины» показал, что 56% женщин, работающих в научных организациях, и 69% женщин, работающих в инженерии, подвергались сексуальным домогательствам. «Грубости, присущие разговорам в мужской курилке, и откровенные сексуальные насмешки стали обыденными, но слышать их от этого стало не легче» [23]. Почти каждая из 99 студенток-медиков Южного Университета (Southern University), опрошенных социологом Сьюзен Хинзе (Susan Hinze), сообщили, что им приходилось становиться жертвами «сексуальных домогательств, из-за которых рабочая атмосфера становилась неприятной, враждебной и оскорбительной» [24]. Хирургия, наиболее престижная область медицины, на сегодняшний день является также и наиболее враждебной для женщин. Тем не менее, в последующих интервью Хинзе женщины-интерны не говорили о своем гневе и даже положении жертв, а рассуждали о том, не слишком ли женщины чувствительны к сексистскому и унизительному обращению. Например, женщина, которую лечащий врач-анестезиолог неоднократно хлопал по ягодицам, задавалась вопросом, был ли вызванный этим дискомфорт обусловлен излишней чувствительностью. Она долго рассуждала насчет того, что если бы она упомянула эти домогательства, ее коллеги сказали бы: «ого, да она настоящая стерва, она такая нервная, она такая впечатлительная…». Другая опрошенная была в ярости, когда мужчина-преподаватель, увидев, что она дрожит, сказал «о, если бы я только мог посадить тебя на колени, как свою дочку, и крепко обнять и согреть тебя». Как она сердито отметила в разговоре с исследовательницей: «Я здесь не для того, чтобы напоминать ему о дочери. Я столько добилась в жизни, и я напоминаю ему о маленькой дочери?» Но другие люди уверяли ее, что в его комментарии не было ничего оскорбительного. А студентки-медики, задетые привычкой одного хирурга обращаться к ним «маленькие девочки», были обвинены в «сверхчувствительности» сокурсником, предположившем, что женские нервные окончания «абсолютно голые», и, таким образом, запрограммированы на обиды [25].

Но, вопреки этому мнению, на самом деле, как предполагает Хинзе, женщины усердно пытались «приуменьшить количество подобных инцидентов и рассматривать их как нормальную’ часть тяжелого обучения» (таковым оно, действительно, является и для мужчин, и для женщин) и либо не обращали на них внимания («Я хирург, я не могу волноваться из-за каждой мелочи»), либо видели необходимость перемен в себе, а не в тех, кто до них домогался. Как сказала одна из врачей-интернов: «Если вы близко принимаете к сердцу каждый незначительный комментарий в ваш адрес <…> это значит, что вы слишком чувствительны». Одна женщина-стажер в хирургии описала, как обнаружила в уборной порнографическую карикатуру, нарисованную явно на нее, где она была изображена, согнувшись, в процессе полового акта с ее руководителем. Кто-то другой нарисовал рядом стрелку и подписал, что хотел бы оказаться на месте второго. Вспоминая об этом, женщина сказала Хинзе:

«Я думала, это действительно описывает <…> мое место в отделении хирургии [название удалено] - все, над чем я работала много лет, не всю жизнь, но много лет, и они сводят все - весь мой труд; все, чем я ради этого пожертвовала; мой ум и мои способности и все, что я сделала – до этого… Понимаете, как будто именно так они воспринимают это, понимаете, меня» (Р. явно расстроена и начинает плакать).

Она не подавала никаких жалоб, но для себя решила приспособиться к враждебной среде («Мне придется просто  выбросить это из головы») не ожидая, что впредь никто не будет обращаться с ней подобным образом на работе («Таковы уж мужчины») [26].

Этот пример показывает, почему для женщин предпочтительней игнорировать, не обращать внимания или отказываться замечать дискриминацию. Будем откровенны, совершенно не любезно по отношению к женщинам и их самоуважению напоминать при помощи сексуальных домогательств, что «на рабочих местах они не равны мужчинам, они даже после всех достижений остаются всего лишь женщинами» [27]. К тому же, разумеется, публичные обвинения в дискриминации абсолютно не обязательно повлекут за собой перемены к хорошему. Выдвинуть такие обвинения совсем не легко и к этому нужно подходить ответственно, ведь женщины рискуют своей карьерой, репутацией и (если дело дошло до суда и нужен адвокат) сбережениями. Отвечать даже на единичные случаи сексуальных домогательств сложнее, чем можно было бы подумать. Представьте, что на собеседовании по приему на работу на должность научного сотрудника мужчина-специалист по подбору персонала задавал бы вам (женщине) вопросы вроде таких: «Считают ли вас привлекательной?» и «Как думаете, важно ли для женщины носить бюстгальтер на работе?». Как бы вы отреагировали? Отказались бы вы отвечать? Встали бы и ушли? Пожаловались бы на специалиста? Все эти действия в теории выглядят куда проще, чем на практике. Когда женщины на самом деле оказывались в таких ситуациях, ни одна из двадцати пяти участниц исследования не повела себя таким образом. В основном они просто вежливо улыбнулись и ответили на вопросы [28].

С момента предсказаний профессора Седжвика ситуация несколько улучшилась. В 1869 году декан Женского Медицинского Колледжа Пенсильвании с гордостью привезла своих студенток на субботнюю клиническую практику в главное хирургическое отделение Пенсильванского Госпиталя. В течение долгих лет она добивалась для своих студенток возможности присутствовать при работе великих врачей и извлечь пользу из наблюдения за ней. В конце концов, администрация согласилась. Но девушек встретили совсем не гостеприимно. Как сообщили в Филадельфия Ивнин Буллитин” (Philadelphia Evening Bulletin):

«Узнав о присутствии дам, сотни студентов мужских колледжей выразили свое неодобрение действиями администрации госпиталя в частности и допуском женщин в медицину в целом.
Выстроившись в шеренги, эти доблестные джентльмены провожали юных леди, выходивших из больницы, дерзкими и оскорбительными выкриками, а затем последовали за ними по улице, где к их оскорблениям присоединилась и вся остальная шайка…
В течение последнего часа в леди кидали снаряды” из бумаги, фольги, бычков и т.д., а некоторые из этих парней даже плевали дамам на платья слюной, коричневой от жевательного табака» [29].

Очевидно, что в наше время рабочая среда стала намного благоприятнее для женщин, чем была сто лет назад. Законы, гарантирующие равные права, позволяют женщинам получать то же образование, что получают мужчины, без каких-либо специальных разрешений. Женщины-специалисты и рабочие перестали казаться сенсацией, они встречаются повсеместно. И, тем не менее, по сравнению хирургом, поглаживающим твои ягодицы, необходимостью посещать стрип-клубы для заключения сделок или тем, что на твою одежду кто-то мастурбирует - кусочек фольги в волосах и табачная слюна на платье выглядят почти по-джентльменски. Как отмечает Майкл Селми, на многие примеры дискриминации женщин на рабочих местах не обращают внимания, так как считают их «единичными случаями». Однако он утверждает, что «было бы ошибкой считать <…> отклонением от нормы» эти примеры «явных актов враждебности и исключения, опирающихся на стереотипы о способностях женщин или о подходящих им ролям» [30]. Конечно, не все плохое обращение или домогательства направлено на женщин в традиционно мужских сферах или именно на женщин, и не до всех женщин домогаются. (По оценке одного эксперта, примерно от 35% до 50% женщин подвергались сексуальным домогательствам на работе в какой-то момент) [31]. Но враждебный настрой, сексизм и унизительные оскорбления, с которыми приходится сталкиваться женщинам в современном обществе доказывают, что старые представления о месте женщин в мире все еще существуют в сознании многих – эту тему мы продолжим в следующей главе, где мы возвращаемся с работы домой.

СНОСКИ
БИБЛИОГРАФИЯ


Tags: дискриминация в карьере, заблуждения о гендере, стереотипы, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “заблуждения о гендере” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment