g_equality (g_equality) wrote,
g_equality
g_equality

ЗАБЛУЖДЕНИЯ О ГЕНДЕРЕ ГЛАВА 7 "РАВНОПРАВИЕ НАЧИНАЕТСЯ (ИЛИ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ) ДОМА" (ч.1)

Продолжаем публикацию нашего перевода книги Корделии Файн "Заблуждения о гендере" (2010)

Предыдущие посты:
введение ч.1, введение ч.2 ,  глава 1 (ч.1), глава 1 (ч.2), глава 2 (ч.1), глава 2 (ч.2), глава 3 (ч.1)глава 3 (ч.2), глава 4 (ч.1), глава 4 (ч.2), глава 5 (ч.1), глава 5 (ч.2), глава 6 (ч.1), глава 6 (ч.2)

Перевод седьмой главы: Алиса Нефёдова
Иллюстрация: Ася Иванова
Редакция: Наталия Буткова



РАВНОПРАВИЕ НАЧИНАЕТСЯ (ИЛИ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ) ДОМА

Мы с С. решили пожениться в следующем году, после того, как пройдем лечение <...> Я сказала ему, что ничего не смыслю в домоводстве. На что он ответил, что я и не обязана; что он не видит причин, почему женщины должны любить готовку или мытье посуды больше, чем мужчины. Поскольку мы получили абсолютно одинаковое образование <...> было бы не честно, если бы мне пришлось выполнять всю ‘грязную работу’ <...> Поэтому мы решили, что одну неделю заниматься домашними обязанностями буду я, следующую - он <...> От счастья я не могла вымолвить ни слова <...> Мы собираемся поделить обязанности по уходу за ребенком так же, как поделили их и по дому.

Доктор Мейбел Улрих (Mabel Ulrich), выпусница университета Джонса Хопкинса (1933)

От этого многообещающего подхода пришлось отказаться через пару недель, сообщает Регина Морантс-Санчез (Regina Morantz-Sanchez) в журнале Sympathy and Science. «Мы отказались от разделения обязанностей по дому по принципу 50-50. Мы продержались где-то месяц, но под конец первой недели я поняла, что домохозяин из С. просто ужасный <...> Он всегда забывает про стирку <...> Но опять же, он, естественно, занят, а я - нет» [1].

Доктор Улрих в первой половине 20 века боролась против непреодолимой психологической силы брачного контракта представителей среднего класса. В соответствии с этим традиционным и очень знакомым всем устройством, муж - это кормилец, работающий вне дома и финансово снабжающий семью. Со своей стороны, жена – сама либо через слуг - в ответе за всю домашнюю работу, а также за поддержание здорового эмоционального фона в семье: все домочадцы должны быть довольны, дом убран, еда приготовлена, одежда постирана, дети воспитаны. Потому как это стало женской работой, работодатели были абсолютно свободны увольнять или отказываться нанимать замужнюю женщину - такая ситуация продолжала оставаться абсолютно законной в Соединенных Штатах до 1964.

Обе эти роли – кормильца и воспитателя - конечно же, в равной степени важны. Без кормильца не будет денег на еду. Но без воспитателя еда не будет приготовлена и не найдется чистой тарелки, на которую можно было бы эту еду положить; одичалые и перепачканные дети будут бегать голышом по огороду и общаться при помощи примитивных рыков. Эти 'разные сферы' для мужчин и женщин (его – общественная, ее – межличностная) кажутся гармоничными и равнозначными, но, как в «Скотном Дворе», одна сфера равнее других. Когда я говорю 'глава семьи', вы тут же понимаете, о ком из супругов я говорю (и это не 'миссис Джон Смит'). До совсем недавнего времени последнее слово было закреплено за мужчинами законом. Лишь в 1974 у замужних женщин в США появилось право брать кредит на свое имя. И только в 1994 году британский закон признал, что муж может изнасиловать свою жену. Я перечисляю эти факты не для того, чтобы вас расстроить, я лишь хочу подчеркнуть неравномерное распределение власти и статуса в традиционном браке.

Современные женщины, кажется, едва ли успешней Мейбел Улрих справляются с попытками уговорить своих партнеров вступить в традиционно женскую личную сферу. Мы с мужем с готовностью подтверждаем, что при построении равноправного брака возникают трудности – особенно когда дело доходит до воспитания детей. Вы, конечно же, слышали, высказывание «личное – это политическое». Опираясь на свой собственный опыт в браке, в котором мы стараемся договориться и делить обязанности поровну, мой муж придумал свою собственную, расширенную версию этого высказывания: «Подвозить детей в школу – это политическое; сидеть с детьми на больничном – это политическое; составить список покупок – это политическое; покупать подарки на дни рождения – это политическое; искать няню для присмотра за детьми – это политическое; собирать детям в школу обеды – это политическое; думать, что приготовить на ужин – это политическое; не забывать подстричь детям ногти на ногах – это политическое; спрашивать, где лежит масло – это политическое <…> ». Ну вы поняли. Однажды я обязательно спрошу его, каково это - быть женатым на ком-то, кто, задумчиво прищурившись, поглядывает на него поверх статей по социологии с названиями типа "Кто больше выигрывает в браке: Мужчины или Женщины?" Конечно, у нас бывают разногласия. Когда, например, пара грязных кружек являются проявлением мужской привилегии, а когда это просто немытая посуда? Пусть все те данные, что я собрала для этой книги, располагают меня видеть неравенство и в раковине с грязной посудой, однако мой муж может утешиться тем, что, благодаря тем же данным я понимаю, насколько редки такие мужчины как он.

В семьях с детьми, где оба супруга работают полный рабочий день, женщины выполняют работу по дому и заботятся о детях вдвое больше, чем мужчины – это пресловутая 'вторая смена', описанная социологом Арли Хохшильд (Arlie Hochschild) в ее одноименной книге, уже ставшей классикой[2]. Вы, вероятно, думаете, что даже если это не очень справедливо, это хотя бы логично. Когда один человек зарабатывает больше, чем другой, он (скорее всего) обладает большим весом в «переговорах между работодателем и работниками», которыми для некоторых становится брак. Конечно же, в соответствии с этой неромантичной логикой, когда финансовый вклад женщины приближается к заработку ее мужа, объем выполняемой ею работы по дому уменьшается. Чтоб вы понимали, что брак на самом деле не становится равноправным. Просто менее неравным. Но только до того момента, пока ее заработок не сровняется с его. После этого - когда она начинает зарабатывать больше, чем он – начинает происходить что-то очень любопытное. Чем больше она зарабатывает, тем больше работы по дому она выполняет [3]. В своем исследовании социолог Сампсон Ли Блэр (Sampson Lee Blair) увидели «комично-грустную картину»: «когда она работает, а он нет <...> даже тогда вы обнаружите, что жена выполняет большую часть работы по дому» [4].

Что вообще стоит в истоках этой невероятной несправедливости, когда она возвращается домой после тяжелого трудового дня и пылесосит под его удобно устроенными ногами? Несколько популярных авторов выдвинули пару необычных предположений. Джон Грей (John Gray), автор книги Мужчины с Марса, Женщины с Венеры” недавно высказал неожиданную мысль о том, что выполнение рутинной работы по дому на самом деле выгодно именно для женщин, включая – или даже в особенности - женщин со сложной работой. Его гипотеза (которая, насколько мне известно, не была подтверждена опытным путем) заключается в том, что у современной работающей женщины, отдалившейся от традиционной домашней сферы с ребенком, детьми и друзьями, которых можно пригласить на ужин, уровень окситоцина в крови сильно понижен. (Окситоцин - гормон, который вырабатывается у млекопитающих и ассоциируется с социальными связями и общением.) Хотя, к счастью, «в занятиях по дому, способствующих выработке окситоцина, как, например, стирка, покупки, готовка и уборка» недостатка нет. Фух! Что интересно, на мужчин такие обязанности оказывают негативное воздействие. Для них самыми важными являются задания, «способствующие выработке тестостерона» - без прилива этого полового гормона у мужчин иссякает их мужская сила (и не та, которая необходима для таскания бревен). Таким образом, «восстановление порядка после потопа или катастрофы» вызывает выработку тестостерона, но «если он ежедневно будет работать по дому и помогать ей, то он в итоге измотается». Трудно сдержать злобную ухмылку, когда Грей утверждает, что если он помогает с посудой, то, исключительно во имя защиты его мужского нейроэндокринного статуса, «кто-то другой должен принести тарелки, разложить все по местам и вытереть со стола». Как он объяснил, «каждый раз спрашивать партнершу, нужно ли оставить эту еду или нет, и помнить, куда что класть - для мужчины это очень утомительно»[5]. Остается только надеяться, что у Миссис Грей выделяется окситоцин каждый раз, когда она напоминает мужу, где стоят тарелки.

Или вот еще нейронаучное объяснение, данное ‘социальным философом’ Майклом Гурианом (Michael Gurian) в его известной книге «О чем он думает?» («What Could He Be Thinking?»). В главе под названием «Мозг мужчины дома» (‘The Male Brain at Home’) мы узнаем, что так как «мозг женщин воспринимает больше сенсорной информации», женщина вероятнее «на нейронном уровне заметит клочок бумаги, собачью шерсть, детскую игрушку, засунутую в диван». «Женский мозг» также «скорее отметит книгу, как-то не так лежащую на журнальном столике, пыль на полке и неидеально заправленную кровать» [6].

Если вы скептически относитесь к идее, что женщины с высоким заработком больше работают по дому из-за внутренней потребности поднять свой уровень окситоцина как можно выше, в то время как их безработные мужья защищают свой эндокринный статус, обходя стирку стороной, или что их нервная система просто менее способна понять необходимость стирки - то у социологов для вас есть другое, более правдоподобное объяснение. Они называют этот необычный феномен «нейтрализация гендерной девиантности» (gender deviance neutralisation) [7]. Супруги пытаются преодолеть дискомфорт, который появляется у них, когда женщина нарушает традиционный брачный контракт и берет на себя роль главного кормильца. Очень интересное исследование, проведенное социологом Вероникой Тиченор (Veronica Tichenor) методом интервью, выявило психологические усилия, которые прикладывают как мужья, так и их жены с большим заработком, чтобы продолжать «играть по гендерным правилам», несмотря на нетрадиционную расстановку сил в их семье [8]. Например, большинство жен, зарабатывающих больше своих мужей, сообщили, что также выполняют «бóльшую часть» работы по дому и работы по воспитанию детей (такие же результаты были получены в исследованиях с количественными опросами). Иногда некоторые из них возмущались таким положением вещей, и это становилось предметом разногласий в семье. Но остальные «с готовностью брали на себя домашнюю работу, чтобы доказать, что они хорошие жены». Как отмечает Тиченор, это значит, что «культурные ожидания того, какой должна быть хорошая жена, влияют на распределение обязанностей в семье с нетрадиционным типом заработка; мужья получают меньше обязанностей, и вся обуза домашних хлопот ложится на плечи жен».

Тиченор также предположила, что женщины «осознанно» отдают мужчинам ответственность за принятие решений, потому как не хотят выглядеть сильными, доминирующими или главенствовать над мужчинами. Пары также изменили значение слова ‘кормилец’, таким образом, чтобы мужчина продолжал вписываться в него. В традиционных парах кормилец - это тот, кто приносит домой самую большую зарплату; однако в семьях с нетрадиционным распределением доходов зачастую тот, кто ведет семейный бюджет или делает какой-то другой не-денежный вклад, считается кормильцем. Например, Бонни зарабатывает $114 000 в год, тогда как ее муж получает $3 000, но все же считает, что они «оба кормильцы». Занимательно то, что эти женщины очень часто прекрасно понимают, что большая зарплата не дает им той же власти в семье, которую получил бы мужчина при таком положении дел [9].

Эти психологические игры наглядно показывают, насколько люди стремятся сохранить те самые викторианские гендерные роли в браке. Как отметил Майкл Селми (Michael Selmi), несмотря на то, что более 80% людей, рожденных в 1965-1981, поддерживают идею равного распределения обязанностей, реальный прогресс в достижении равноправия «заторможен» [10]. Почему же это до сих пор так сложно и так редко встречается? Мэйбел Улрих предположила:

«Возможно, мужчина на интеллектуальном уровне вполне поддерживает стремления женщины. Но только 10% решает разум - оставшиеся 90% это эмоции. И эмоциональная модель С. была сконструирована его матерью, когда он был еще ребенком. Трудно быть мужем  ‘современной’ женщины. Она являет собой все, чем не была его мать - полная ее противоположность» [11].

ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЛАВЫ 7...
Tags: заблуждения о гендере, материнство, отцовство, стереотипы
Subscribe

Posts from This Journal “заблуждения о гендере” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments